On-line: гостей 24. Всего: 24 [подробнее..]
АвторСообщение
Вице-Адмирал




Пост N: 12
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.01.08 21:12. Заголовок: Ф.Саберов. "Миман с "Гайдамака"




С сайта "tsushima"


Мичман с «Гайдамака»

«Великая и бескровная» Февральская революция 1917-го года обошлась Балтий-скому флоту в десятки убитых офицеров и фактически явилась началом конца этого мощ-ного и боеготового соединения. Вспыхнувшие 23-го февраля 1917 г. волнения в Петрогра-де вскоре переросли в открытый бунт. Начавшись с убийства городовых, волна насилия докатилась и до флота. Первая кровь пролилась в Петрограде 28 февраля: командой был убит командир крейсера «Аврора» капитан 1-го ранга Н.М. Никольский и тяжело ранен старший офицер крейсера, старший лейтенант П.П.Огранович. Уходя после этого в город, чтобы присоединиться к демонстрантам, матросы успели забить до смерти кондуктора Л.Ордина… Многие флотские офицеры ещё не знали, что им суждено погибнуть в начи-нающейся революционной вакханалии. Не знал своей судьбы и молодой мичман Георгий Биттенбиндер, служивший в Гельсингфорсе. Прослужив на флоте меньше года, он был далёк от политики и не понимал, что революция уничтожит всё, что он любил и чему служил. Прежде чем рассказать о нём, вспомним, как развивались события.
В день убийства командира «Авроры», 28-го февраля в Гельсингфорс на имя ко-мандующего Балтийским флотом А.И.Непенина из Петрограда поступила телеграмма, на-правленная помощником начальника Морского Генерального штаба контр-адмиралом А.П.Капнистом: «Весь город в руках мятежников и перешедших на их сторону войск. Единственная надежда на то, что образованный Гос. Думой Комитет восстановления порядка сумеет его восстановить. Необходимо применить все усилия, чтобы удержать порядок и дисциплину среди войск и флота, тогда, дай Бог, всё образуется» (РГА ВМФ, ф. 418, оп. 1, д. 4659, л. 14). В тот же день здание Адмиралтейства было захвачено вос-ставшими солдатами, офицеры Морского министерства, в том числе и граф А.П.Капнист, были арестованы. На 12-й линии Васильевского острова толпа солдат запасного батальона лейб-гвардии Финляндского полка после вялой перестрелки захватила здание Морского Училища. Директор Училища вице-адмирал В.А.Карцов и его офицеры с трудом уговори-ли гардемарин старших рот прекратить огонь и сложить оружие, благодаря чему жертв с обеих сторон удалось избежать. Тем не менее солдаты, ворвавшиеся в здание, зверски из-били В.А.Карцова, героя Порт-артурской обороны. Восставшая толпа продолжала бесчин-ствовать в городе, убивая городовых и громя полицейские участки; солдаты запасных ба-тальонов надевали красные банты и присоединялись к погромщикам, нередка убивая пы-тавшихся помешать этому командиров, как, например, полковника А.Экстена и капитана Р.Вульфа. Но в тыловой базе флота – Кронштадте – пока всё было внешне спокойно.
Главным командиром Кронштадтского порта и военным губернатором Кронштадта с 1911 г. был адмирал Р.Н.Вирен, участник обороны Порт-Артура. Его суровость, грани-чащая с деспотизмом, была хорошо известна матросам и офицерам флота. По всей види-мости, Р.Н.Вирен ради удержания порядка и спокойствия в базе склонялся к силовому ва-рианту. Побывав утром 28 февраля на судоремонтном заводе, адмирал пообещал бастую-щим рабочим публично выступить 1 марта на Якорной площади и рассказать о происхо-дивших в столице событиях, но, вероятно, пришедших на площадь встретили бы пулемё-ты и новобранцы из 1-го и 2-го Балтийских флотских экипажей. Командиры этих экипа-жей, флота генерал-майоры А.К.Гирс и Н.В.Стронский, а также начальник штаба порта контр-адмирал А.Г.Бутаков поддерживали подобный сценарий. Но события развивались стремительно. В 11-м часу вечера матросы Учебно-минного отряда и солдаты крепостного полка вышли с оркестром на улицы, быстро захватили здание 1-го экипажа, арестовав офицеров, после чего толпа двинулась в гавань. Стоявшие там корабли, словно по заранее условленному сигналу, зажгли на клотиках красные огни и, арестовав свих офицеров, присоединились к мятежникам. На учебном судне «Африка», где располагалась Водолаз-ная школа, старший лейтенант Н.Н.Ивков отказался выдать матросам оружие, за что был тут же убит, получив 9 пуль в спину. Аналогичным образом погиб командир учебного судна «Верный» капитан 2-го ранга А.М.Басов, участник Порт-Артурской обороны (РГА ВМФ, ф. 870, оп. 6, д. 160, стр. 19). В это время на Николаевском проспекте уже полыхал подожженный матросами полицейский участок, в Морском манеже кипел митинг, на ко-тором избирали делегатов в Петросовет. Часть же матросов и солдат ринулась на кварти-ры офицеров. Флота генерал-майор Н.В. Стронский был первым, кого под конвоем приве-ли на Якорную площадь. Вдоволь поиздевавшись над 55-летним офицером, его закололи штыками. Когда другая группа матросов привела на площадь адмирала Р.Н.Вирена, тот, увидев тело Стронского, всё понял и попросил разрешения проститься с женой. Как вспо-минал матрос Учебно-минного отряда А.Г.Пронин, адмиралу отказали в последней прось-бе и под рёв толпы «кончайте его!» подняли на штыки… Здесь же, на Якорной, с полным достоинством принял смерть начальник штаба Кронпорта контр-адмирал А.Г.Бутаков. К утру Кронштадт был полностью в руках восставших, офицеры большей частью были аре-стованы и находились либо на гарнизонной гауптвахте, либо были заперты в кают-компаниях на своих кораблях. Некоторым повезло гораздо меньше: не менее 50 офицеров армии и флота были убиты. Например, в своей квартире на Павловской улице на глазах у жены был застрелен капитан 1-го ранга Н.Н.Филатов. Будучи главным минёром Крон-штадтского порта, Филатов уже давно не имел в подчинении матросов и общался, в ос-новном, с минами Уайтхеда (т.е. торпедами), как и убитый в то же утро его помощник, старший лейтенант В.В.Будкевич. Были ли подобные им офицеры «злобными тиранами», которых настигла справедливая кара народных масс? Весьма сомнительно. Очевидец со-бытий, судя по почерку в дневнике – женщина, описывает виденное из окна своей кварти-ры: прямо на улице матросы остановили спешащего на службу капитана 1-го ранга К.И.Степанова, начальника школы юнг и, сорвав с седого каперанга погоны, застрелили из револьверов... Погибших городовых не считал никто, матросов же и солдат, убитых при штурмах полицейских участков и околотков, насчитали семеро.
В Гельсингфорсе, главной базе флота, тоже становилось неспокойно. Уже 28-го февраля финские газеты опубликовали информацию о волнениях в столице, но коман-дующий флотом вице-адмирал А.И.Непенин реагировать не спешил, хотя и знал о проис-ходящем. Вечером 1-го марта он телеграфировал в Морской штаб при Ставке Главковер-ха: «С 4 часов утра 1-го марта прервано сообщение с Кронштадтом каким-либо путём. Сейчас получил донесение о том, что Вирен убит, офицеры арестованы, в Кронштадте анархия и станция службы связи занята мятежниками…» (РГА ВМФ, ф. р-344, д.13, л.9). Командам же кораблей, зимовавших в гаванях Гельсингфорса, было решено объя-вить следующий приказ: «…в последние дни в Петрограде произошла забастовка и бес-порядки на почве недостатка пищи и подозрения некоторых лиц в измене, чем могло быть нарушено доведение войны до победы. Произошли перемены в составе Совета ми-нистров… Объявляю об этом командам, чтобы они узнали об этом от меня, а не из по-сторонних рук. Требую полного усиления боевой готовности, ибо возможно, что непри-ятель… попытается тем или иным путём воспользоваться положением» (РГА ВМФ, ф. р-356, д. 7, л. 37а). Но матросам было мало подобных сообщений; похоже, что новости доходили до них быстрее, чем до адмиралов, и в командах началось брожение. Не принёс ясности и новый приказ Непенина, объявленный вечером 1-го марта: «… до вчерашнего дня в Петрограде происходили беспорядки, в которых участвовали некоторые части войск и вооруженные толпы народа. Так же был некоторый беспорядок и в сухопутных частях гарнизона Кронштадта. На судах, в морских командах всё спокойно…» (К. Голо-ванов, Р.Яхнин. «Аврора» - крейсер Революции. Л, 1987, стр. 40). Назревал новый мат-росский бунт, а корабельные офицеры не знали, как вести себя в складывающейся обста-новке, так как сами не владели всей полнотой информации. 3-го марта в городе было не-сколько попыток провести демонстрации, на что вице-адмирал А И.Непенин откликнулся новым приказом, запрещая подобные попытки: «…особенно это важно в Гельсингфорсе, где население нерусское и где это могло бы послужить соблазном для населения» (РГА ВМФ, ф. р.-92, д.130, л. 70). В тот же день командующий принял решение зачитать мат-росам манифест об отречении от престола Николая 2-го, и это, как оказалось, стало по-следней каплей. На линкоре «Император Павел 1-й» вспыхнул бунт, быстро перекинув-шийся на соседний «Андрей Первозванный», а затем и на другие корабли. С «Павла» фо-нарём Ратьера передавали: «Расправляйтесь с неугодными офицерами, у нас офицеры арестованы» (РГА ВМФ, ф. р-356, д. 7, л. 39 об.). В кромешной тьме мартовского вечера зазвучали выстрелы…
У бонового заграждения в бухте Седра-Хатт, где ошвартовались миноносцы 5-го дивизиона Минной дивизии, вечер 3-го марта был поначалу спокойным. На эскадренном миноносце «Гайдамак» командир капитан 2-го ранга И.Политовский приказал играть «большой сбор». В одном строю с командой на баке стоял и ревизор эсминца в чине мич-мана Георгий Биттенбиндер. С волнением, как и другие, слушал он речь командира, при-слушиваясь к разгорающейся в гаванях перестрелке. Команду не распускали; матросы мёрзли на холодном ветру. Но обратимся к вахтенному журналу корабля: «3-е марта, вторник. 19.50. Командир объявил команде о беспорядках на ЛК «Андрей Первозванный». Прочли манифест об отречении императора Николая 2-го от престола... 20.10. На «Кречете» (штабной корабль А.И.Непенина – Ф.С.) и всех судах зажгли красные кло-тиковые огни. На миноносцах 7-го дивизиона команды самовольно вышли на бон и начали беспорядочную стрельбу из револьверов. С некоторых судов произвели пушечные выстре-лы. На миноносцах 1-й группы 5-го дивизиона и на «Уссурийце» (флагманский корабль дивизиона – Ф.С.) начали также стрелять из револьверов. Команда «Гайдамака» стояла на юте с офицерами и командиром. 20.30. С «Кречета» передали по городскому теле-графу о присылке 2-х депутатов от команд кораблей для выяснения причин восстания» (РГА ВМФ, ф. 870, оп. 6, д. 52, л. 30). Последняя запись отражает стремление комфлота нормализовать ситуацию путём переговоров с делегатами от команд кораблей. Командир «Гайдамака» принял решение направить на флагманский «Уссуриец», где творилось что-то непонятное, самого молодого офицера – мичмана Биттенбиндера – в сопровождении двух матросов, чтобы довести до команды «Уссурийца» телеграмму о переговорах. Шагая по льду замёрзшей бухты, мичман не представлял, что ждёт его через несколько минут…
В послужном списке Георгия Васильевича Биттенбиндера хранится его фотогра-фия, приклеенная на картонное паспарту. В начале ХХ века наличие фото в личном деле было редкостью, и это сразу привлекает внимание – на нас смотрит молодой черноволо-сый человек с правильными чертами лица, в гардемаринском мундире. Под портретом надпись от руки: «Мичман Г.Битенбиндер». На свет Георгий Васильевич появился 29 мая 1897 г. в Ревеле, где во флотском полуэкипаже служил его отец, капитан Корпуса флот-ских штурманов (РГА ВМФ, ф. 432, оп. 7, д.340). При крещении восприемником Георгия был старый друг отца, лейтенант Н.В.Стронский (это его через 20 лет зверски убьют мат-росы на Якорной площади в Кронштадте). В 10-летнем возрасте Георгий поступил в 1-й Петербургский кадетский корпус, после окончания 4-х классов которого поступил в Мор-ской корпус. В 1911 году, в год поступления, этот корпус окончил старший брат Георгия – Василий Биттенбиндер, так что это была уже флотская династия. Во время учёбы в Мор-ском корпусе, переименованном в начале войны в Морское училище, Георгий особыми успехами не блистал, но и в отстающих не был: средние оценки за время учёбы колеба-лись от 8 до 11 балов по двенадцатибальной шкале. В корпусных документах есть отметки о наказаниях за разные шалости – «два часа под винтовкой» или «лишение отпуска» в вы-ходной день, т.е. был Георгий обычным гардемарином, главным недостатком которого была молодость. Тем не менее в 1916 г. он был произведён в первый офицерский чин мичмана и назначен в Минную дивизию флота Балтийского моря. Попав на «Гайдамак», Георгий Биттенбиндер выполнял обязанности вахтенного начальника и ревизора мино-носца и повоевать, собственно, не успел. Зиму 5-й дивизион миноносцев провёл в заледе-нелом Гельсингфорсе, где так же стояли, вмёрзнув в лёд, 1-я и 2-я бригада линкоров, суда отряда транспортов, дивизии сторожевых судов и траления, 2-я бригада крейсеров. Отец Георгия скончался ещё в 1914 г., брат лейтенантом служил в Кронштадте, женитьбы в ближайшем будущем не предвиделось – оставалось честно нести службу. Вот только в политике он, как и все офицеры, не разбирался и о том, что может твориться в матросских душах, не догадывался. Идя с сообщением на «Уссуриец», Георгий не знал, что там про-исходило…
В вахтенном журнале «Уссурийца» с 28 февраля по 3 марта – обычные судовые ра-боты и занятия. И только вечером 3-го появились две записи: «21.10. По сигналу адмирала (по примеру «Кречета» - Ф.С.) зажгли красные огни. 21.15. Убиты командир и инженер-механик (М.М.Поливанов и А.М.Плешков – Ф.С.)» (РГА ВМФ, ф. 870, оп. 6, д. 106, л. 38 об.). Далее, до 6 марта, ни одной записи. Но вспомним вахтенный журнал «Гайдамака»: там говорится о том, что стрельба на «Уссурийце» началась около 20.10; возможно, это офицеры отстреливались из своих кают. И как раз в разгар перестрелки к охваченному бунтом эсминцу по льду подходит молодой офицер с соседнего «Гайдамака», идёт прямо навстречу выстрелам!
Вновь вахтенный журнал «Гайдамака»: «20.45. На миноносец доставили тяжело раненного ревизора мичмана Георгия Биттенбиндера с «Уссурийца», куда он был послан передать приказание о посылке депутатов от команды. 20.50. С разрешения командира команде выдали патроны и огнестрельное оружие, т.к. с соседних миноносцев в против-ном случае угрожали открыть стрельбу по команде. 22.00. С разрешения командира ко-манда вышла на бон, чтобы идти в город, но не пошла, т.к. остальные команды возвра-тились на корабли. 22.30. Команда понесла раненного мичмана Биттенбиндера в Мор-ской госпиталь. 4 марта, суббота. 01.20. с соседних миноносцев передали, чтобы коман-да отобрала от офицеров оружие и приставила часовых к офицерскому помещению. Ко-мандир и офицеры отдали кортики команде. 06.00. С наступлением рассвета все корабли потушили клотиковые огни и подняли боевые (т.е. красные – Ф.С.) флаги. 08.30. С сосед-них миноносцев передали, что выход офицеров наверх возможен только при условии но-шения красной повязки на рукаве» (РГА ВМФ, ф. 870, оп. 6, д. 52, л. 30). Вероятно, ко-мандир и офицеры пользовались здесь уважением, чего не скажешь о других кораблях. Совсем рядом, у борта «Павла 1-го», на льду умирал изуродованный старший офицер линкора В.А.Яновский, окружённый трупами подчинённых офицеров – их убивали кувал-дами. Толпы матросов метались от корабля к кораблю, убивая офицеров и кондукторов. Подобная вакханалия началась и в городе, резня продолжалась и весь день 4-го марта. Вот строки из вахтенного журнала посыльного судна «Куница»: «4 марта, суббота. 11.50. Пришли на корабль вооружённые матросы, в числе около 20 человек, требовали оружие от господ офицеров, после этого вызвали командира; отделилась часть матросов, под-няли орудия (т.е. винтовки – Ф.С.) и застрелили его насмерть. Потом матросы ушли. 14.00. Матросы унесли тело командира лейтенанта Ефимова с корабля, куда неизвест-но» (РГА ВМФ, ф. 870, оп. 6, д. 331, л. 18). А вот запись из вахтенного журнала эсминца «Меткий», которым командовал старший лейтенант П.Г. фон Витт: «3 марта, пятница. 20.00. За вечерней молитвой командир прочёл команде Высочайший манифест об отре-чении государя императора. 22.40. На судах флота начались беспорядки. 23.10. Коман-дир, вышедший на верхнюю палубу, убит на сходне корабля, по словам очевидцев, матро-сами других кораблей». Далее следует неожиданная приписка от лица вахтенного началь-ника лейтенанта А.А.Бойля: «Я, как и офицеры других миноносцев, арестован командой» (РГА ВМФ, ф. 870, оп. 6, д. 77, л. 39). Интересны записи из вахтенного журнала транс-порта «Т» («Твёрдо»): «4 марта, суббота. 08.20. Окружили транспорт вооруженные матросы и солдаты; от командира и офицеров отняли оружие. 08.30. Командир рас-стрелян. Толпа ушла. 16.30. прибыла карета с гробами; вынесли тело командира лейте-нанта Стихта» (РГА ВМФ, ф. 870, оп. 6, д. 309, л. 35).
Не пережили этих дней и командующий Балтфлотом вице-адмирал А.И.Непенин, и командир Свеаборгского порта флота генерал-лейтенант В.Н.Протопопов, не считая ещё 50 офицеров флота. В ночь на 4-е марта 1917 г. в госпитале от ран скончался и мичман Г.В.Биттенбиндер. Похоронили его утром 8-го марта на городском кладбище Гельсинг-форса. Через 2 года, когда погиб его старший брат Василий, воевавший в армии генерала Юденича, династия Биттенбиндеров оборвалась. Гарольд Карлович Граф, служивший старшим офицером на эсминце «Новик», так вспоминал о гибели Георгия Биттенбиндера: «Командир «Гайдамака», услышав выстрелы, послал туда своего мичмана Биттенбинде-ра узнать, что случилось. Но только мичман вошёл на палубу, как в него, почти в упор, было выпущено несколько пуль из нагана. Три из них попали ему в живот. Он сейчас же упал, но у него всё же ещё хватило сил проползти от сходни до носа «Уссурийца». Отту-да его взяла команда соседнего «Всадника» и перенесла на его миноносец. Промучившись несколько часов, он умер. На похороны его пошла вся команда «Гайдамака», которая его страшно жалела. Но вместе с тем матросы считали, что он – неизбежная жертва ре-волюции и этим оправдывали его убийство…» (Г.К.Граф. На «Новике» (Балтийский флот в войну и революцию)», Мюнхен, 1922, стр. 284). С большим трудом наиболее ав-торитетным офицерам, не без помощи приехавших депутатов Государственной Думы Ро-дичева и Скобелева, удалось остановить кровопролитие, а к 7-му марта были освобожде-ны все арестованные ранее офицеры. В послужных формулярах погибших писари через весь титульный лист выводили наискось красным карандашом: «Умер в революцию», а из списков личного состава офицеры исключались как «умершие».
Не вдаваясь в причины, приведшие страну к Февральской революции 1917-го года, можно заключить: революция не была бескровной; события на Балтийском флоте стали величайшей трагедией как для военно-морского флота, так и для всей страны; никогда бо-лее русский офицер не сможет чувствовать себя спокойно, находясь рядом с матросом. Но, по иронии судьбы, тоже в марте, только 1921 г., в мятежном матросском Кронштадте многие из убийц поплатились за пролитую кровь, когда свобода, за которую они боро-лись, обернулась против них самих.

Примечания.

Басов Александр Матвеевич – 1877-1917. Окончил Морской кадетский корпус (1897), Минный офицерский класс (1900). Служил на кораблях Эскадры Тихого океана (1900-1904), мл. минный офицер ЭБР «Севастополь» в период обороны Порт-Артура (26.01.-20.12.1904); участник боёв на сухопутных позициях, боя в Жёлтом море (28.07.1904). В японском плену (20.12.1904 – 23.03.1905). Старший офицер ЭМ «Уссу-риец» Минной дивизии БМ (1911-1912), командир КЛ «Бобр» (1914-1915), командир УС «Верный» (1915-1917). Капитан 2-го ранга (25.03.1912).

Будкевич Викентий Викентьевич – 1878-1917. Окончил Константиновское Артилле-рийское училище (1899), Минный офицерский класс (1904). Служил в артиллерии Кронштадтской крепости (1899-1903), затем – помощник Главного минёра Крон-штадтского порта (1903-1917). Капитан по адмиралтейству (25.03.1912), переведён во флот с производством в старшие лейтенанты (22.04.1913).

Вирен Роберт Николаевич – 1856-1917. Окончил Морское училище (1878), Минный офицерский класс (1884). Командир КР «Баян» (1902-1904), участник обороны Порт-Артура (26.01.-20.12.1904); с 15.08.1904 г. – командир отдельного отряда броненосцев и крейсеров в Порт-Артуре. В японском плену (20.12.1904 – 13.11.1905). Главный ко-мандир ЧФ и портов ЧМ (1907-1908), член Адмиралтейств-совета (1908-1909), глав-ный командир Кронштадтского порта и военный губернатор Кронштадта (1909-1917). Адмирал (22.03.1915). Кавалер ордена Св. Георгия 4-й ст. (7.06.1904) и золотой сабли с надписью «За храбрость» (3.05.1904).

Витт фон, Пётр Генрихович – 1886-1917. Окончил Морской кадетский корпус (1905), Минный офицерский класс (1909). Мл. минный офицер (1908-1909) и ст. минный офицер ЛК «Слава» (1909-1912), минный офицер КР «Богатырь» (1912-1916), ком-р ЭМ «Меткий» Дивизии сторожевых судов БФ. Старший лейтенант (6.12.1915).

Ефимов Александр Павлович – 1891-1917. Окончил кадетский корпус (1910), Мор-ской корпус (1913). Командир ПС «Куница» Дивизии сторожевых судов БМ. Лейте-нант (1916).

Ивков Николай Николаевич – 1885-1917. Окончил Морской кадетский корпус (1905), водолазную школу (1911). Старший офицер, с 21.01.1917 г. – командир КР «Африка», одновременно начальник водолазной школы Балтфлота. Старший лейтенант (1916).


Карцов Виктор Андреевич – 1868-1936. Окончил Морское училище (1889), Минный офицерский класс (1895). Командир миноносцев «Кондор» и «Решительный» (1901-1904), командир миноносца «Властный» в период обороны Порт-Артура (26.01.-20.12.1904). Отличился в боях на сухопутных позициях, командуя десантным баталь-оном; 20.12.1904 г. на «Властном» прорвал блокаду и вывез в нейтральный порт Чи-фу секретные документы и знамёна частей. Командир ЭМ «Генерал Кондратенко (1907-1908), морской агент во Франции, Бельгии, Испании и Португалии (1910-1913), командир КР «Аврора» (1913), директор Морского корпуса (1913-1917). Вице-адмирал (1916). Кавалер ордена Св. Георгия 4-й ст. (8.07.1907). В отставке с 15.04.1917 г. В годы советской власти работал в институте «Гидрометео» (Ленин-град). Арестован ГПУ 27.12.1930 г., сослан в Архангельскую область, где и умер.

Никольский Михаил Ильич – 1877-1917. Окончил Морской кадетский корпус (1897), Артиллерийский офицерский класс (1902), Николаевскую Морскую академию (1912). Артиллерийский офицер КЛ «Бобр» эскадры Тихого океана (1902-1904). Уча-стник обороны Порт-Артура (26.01.-20.12.1904), отличился в боях на сухопутных по-зициях, где командовал батареей № 13. В японском плену (20.12.1904 – 20.01.1905). Старший офицер УС «Герцог Эдинбургский» (1908-1909), командир ЗМ «Нарова» (1913-1915), штаб-офицер Службы связи Балтийского моря (1915-1916), командир крейсера «Аврора»(1916-1917). Капитан 1-го ранга (1916).

Плешков Андрей Николаевич – 1885-1917. Окончил Морское инженерное училище (1909), служил на КР «Громобой», ЭМ «Резвый», «Расторопный» и «Деятельный». С 09.1915 г. – ст. судовой механик ЭМ «Уссуриец». Инженер-механик-лейтенант (6.12.1914).

Поливанов Михаил Митрофанович – 1883-1917. Окончил Морской кадетский корпус (1902), Минный офицерский класс (1913). Вахтенный начальник ЭБР «Ретвизан» (1902-1904), участник обороны Порт-Артура (26.01.-20.12.1904). В японском плену (20.12.1904 – 1906). Старший офицер КР «Рюрик» (1913-1916), командир ЭМ «Уссу-риец» (1916-1917). Капитан 2-го ранга (6.12.1915).

Степанов Константин Иванович – 1866-1917. Окончил Морское училище (1887), Минный офицерский класс (1897). Командир броненосца береговой обороны «Адми-рал Грейг» (1907-1908), командир ЗМ «Амур» (1908-1910), командир ЗМ «Нарова» (1910-1913), командир УС «Николаев» (1914-1915), начальник школы юнг в Крон-штадте (1916-1917). Капитан 1-го ранга (1912).

Стихт фон, Артур Оттович – 1879-1917. Окончил Морской кадетский корпус (1900), Минный офицерский класс (1905); служил вахтенным начальником на транспортах Ревельского флотского полуэкипажа (1900-1905), минным офицером минного крей-сера «Абрек» (1905-1906). С 06.1906 г. находился в запасе флота. Вновь призван на службу 08.1914 г., командовал транспортами «Ингерман» и «Твёрдо». Лейтенант (6.05.1904).

Стронский Николай Васильнвич – 1863-1917. Окончил Морское училище (1883). Старший офицер КР «Диана» (1902-1903), старший офицер ЭБР «Ретвизан» (1903-1904), командир КЛ «Гиляк» (1904). Участник обороны Порт-Артура (26.01.-20.12.1904), в японском плену (1904-1905). Командир минного крейсера «Уссуриец» (1905-1907), помощник командира 1-го БФЭ (1911-1913), командир 1-го БФЭ (1913-1917). Флота генерал-майор (6.03.1914). Кавалер золотой сабли с надписью «За храб-рость» (12.12.1905).

Филатов Николай Николаевич – 1876-1917. Окончил Морское училище (1895), Мин-ный офицерский класс (1903). Служил на кораблях Черноморского флота (1896-1901), минный офицер КР «Аврора» и КР «Африка» (1904), преподаватель Минного офицерского класса (1904-1909), заведующий пристрелочной станцией Кронштадт-ского порта (1909-1912), главный минёр Кронштадтского порта (1912-1917). Капитан 1-го ранга (1915).

Яновский Василий Александрович – 1885-1917, окончил Морской корпус в 1904 г., штурманские офицерские курсы ЧФ в 1905 г. Служил на эскадренных броненосцах ЧФ. В 1907 г. переведён в Сибирскую флотилию, минный офицер миноносцев «Бес-шумный», «Бодрый», «Властный». С 1908 г. старший штурманский офицер КР «Ас-кольд», одновременно флагманский штурманский офицер штаба командующего Си-бирской ВФ. В 1913 г. поступил в Николаевскую Морскую академию, но в 1914 г. был направлен в береговую артиллерию о-ва Нарген командиром батареи. С 09.1916 г. – старший офицер ЛК «Император Павел 1». Старший лейтенант (6.12.1914).





fred Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Новых ответов нет


Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 1847
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет